Главная Коррупция (Не)Свобода слова: Как связан новый «закон о клевете» с делом Гандзюк
Коррупция - 4 недели назад

(Не)Свобода слова: Как связан новый «закон о клевете» с делом Гандзюк


БПП идет в атаку на свободу слова
/ Олег Федонюк via Facebook

Автор Без Табу объясняет, почему парламентарии из Блока Петра Порошенко вдруг вознамерились повести жесткое наступление на свободу слова в Украине с помощью «закона про клевету».

Пленарное заседание в среду, 21 ноября, добавило еще одну позицию в список партий, за которые ни в коем случае не стоит голосовать на грядущих парламентских выборах. Не удивляйтесь, но среди счастливчиков оказался блок имени президента. В последнее время даже «блогеры на ставке», активно защищающие Порошенко, не отказывают себе в удовольствии подметить, что в Верховной Раде под вывеской БПП собралось немало негодяев и двурушников. А избирателю с обманутыми ожиданиями это стало ясно давно.

Предварительно стоит сделать важную заметку на полях: история с не расследованным должным образом убийством херсонской активистки Гандзюк еще долго будет преследовать фигурантов дела. И попутно побуждать их к решительным, но необдуманным и почти самоубийственным поступкам. Иногда может занести так, что сравнение с попыткой установить тоталитарный режим при помощи диктаторских законов 16.01.2014 будет вполне оправданным.

Итак, в парламенте был зарегистрирован законопроект, в случае принятия которого распространение какой-либо неправдивой информации будет считаться уголовным преступлением. Крепче всего должно перепадать тем, кто разбрасывается обвинениями в совершении тяжких или особо тяжких преступлений – три года тюрьмы с последующим «волчьим билетом». Если бы инициатором подобного преступного новшества была какая-то из пророссийских сил, никто бы не удивился. Но регистрировали-то его три депутата от партии президента — БПП.

Казалось бы, причем здесь дело Гандзюк? А притом, что одним из авторов и инициаторов законопроекта №9306 стал Николай Паламарчук. Тот самый, чей помощник Павловский фигурирует в качестве посредника между заказчиком и группой исполнителей во главе с Торбиным. Он еще в разгар второго срока Кучмы дослужился в органах до генерал-лейтенанта, в Херсоне имеет определенное влияние за счет старых профессиональных связях и наверняка знает что-то такое, о чем рядовому украинцу ведать не следует.

По странному совпадению, новую ужесточенную версию «закона о клевете» попытались пропихнуть в Раде сразу после визита вежливости херсонского градоначальника к правоохранителям. Владимир Миколаенко поделился своей версией развития событий и вроде даже назвал конкретную фамилию заказчика. Но перед прессой почему-то начал оправдываться: мол, ни Паламарчук, ни Павловский отношения к убийству не имеют. Человек, способный здраво мыслить, в этот момент получил бы как минимум повод для разумного сомнения.

Кто такой Николай Паламарчук

Именно поэтому срочная попытка вынести на рассмотрение радикальное ограничение свободы слова оказалась сродни загоревшейся шапки на голове бывшего начальника крымской милиции. Глуповатая какая-то подстава получается – если отставной генерал первого ранга хотел вывести себя из-под удара, то зачем самолично полез регистрировать? Да и в Администрации президента, без одобрения которой в Верховной Раде подобные темы не поднимают, этот нюанс явно прошляпили. Не впервые, между прочим.

Но давайте попытаемся отвлечься от самого резонансного дела года и рассмотреть неприглядное будущее максимально широко. Принятие этого закона фактически превратит Украину в аналог Беларуси, разве что с рыночной экономикой, безвизом и статусом ассоциированного члена ЕС. Беда в том, что правда в бывшем СССР за исключением стран Балтии назначается сверху, а не определяется объективными факторами. Ни о каком подобии плюрализма мнений речи идти при таких раскладах не может.

Если на Банковой скажут, что Семочко — никакой не изменник и коррупционер, а законопослушный госслужащий – извольте подчиниться. А кто не подчинился, того с распростертыми объятиями примут наши честные и непредвзятые суды. Решат власти, что заслуженный титушковод Крысин чист перед законом как стеклышко – так тому и быть. А кто решится публично высказать несогласие, тому прямая дорога в колонию, мешки шить да конверты клеить. Интересно, как скоро уровень абсурдности системы дойдет до наказания за политические анекдоты на кухне?

Конечно, есть надежда на то, что стремительная профессиональная деградация восьмого созыва не позволит не то что принять, а даже толково рассмотреть законопроект. Но самим народным избранникам бояться как раз нечего – практика показывает, что некоторых носителей мандатов и при отсутствии неприкосновенности не отдают под суд за более тяжкие преступления, чем банальная дезинформация. Так что рассчитывать приходится здесь разве что на западных партнеров. Складывается ощущение, что США и ЕС куда больше заинтересованы в создании в Украине цивилизованного общества, чем кадры, пришедшие к власти не без их поддержки. Однако с этого ракурса мы снова становимся похожими на отстающего ученика, которого учитель вынужден нетактично одергивать и поправлять в присутствии одноклассников.

В какой-то степени символично, что тема эта поднялась в пятую годовщину начала Революции Достоинства. Если «Закон Паламарчука – Палатного – Великина» все же будет принят, то одно из главных достижений Майдана, говоря словами Кернеса, будет помножено на ноль. Это не революция ест свои детей – напротив, дети доедают ее без гарнира и просят добавки. Вот только добавки при столь рьяном повторении ошибок режима Януковича может и не предвидеться.

Виталий Могилевский, Без Табу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Может Заинтересовать

Ко Дню Св. Николая в Закарпатской ОГА презентуют детские книги местных авторов (АНОНС)

Во вторник, 18 декабря, в пресс-центре Закарпатской ОГА состоится презентация детских книг…